Амнистии и награжденияПомимо амнистий и награждений, участникам переворота было пожаловано 18 тысяч крепостных и 186 тысяч рублей наградных, столь обычных для любого переворота. Екатерина II предпринимает ряд экстренных мер. Почти сразу же всю армейскую пехоту Петербургского и Выборгского гарнизонов она подчиняет лично преданному ей Кириллу Разумовскому, а кавалерию — графу Бутурлину.

В армии отменяются все прусские нововведения. Императрица запрещает вывозить хлеб за границу и снижает цены на соль.

22 сентября 1762 г. Екатерина опубликовала манифест «О подтверждении российскому войску прав и преимуществ, дарованных императрицей Елизаветой Петровной».

Однако туманные обещания Екатерины II не могли успокоить дворянство. Сообщая в Париж о слухах в Петербурге, французский дипломат Бретэль в депеше от 28 октября 1762 г. писал о недовольстве столичного дворянства тем, что императрица не конфирмовала (утвердила) изданный Петром III «манифест о вольности дворян».

О таких же настроениях некоторых русских дворян доносил и саксонский дипломат Брюль.

Правильность сообщаемых дипломатами сведений подтверждала и сама императрица. В записке к Н. И. Панину она писала: «Я запамятовала давеча Вам сказать, что не много роптания меж дворянства о неконфирмации их вольности и надлежит о том не позабыть приступ сделать».

Екатерина II внимательно следила за настроением тех, кто возвел ее на престол и являлся ее социальной опорой.

11 февраля 1763 г. она подписала именной указ об учреждении Комиссии о вольности дворянства.

В ее состав вошли 9 высших сановников империи. Комиссии поручалось рассмотреть «акт, которым император Петр III дал вольность российскому дворянству», и подумать «о приведении его содержания в лучшее совершенство».

Подумать, какие еще «права и свободы» следовало дать российским дворянам, «которые бы поощряли их честолюбие к пользе и службе нашей и нашего любезного отечества». Комиссия заслушивала различные мнения, записки и предложения.

Была заслушана и «выписка о вольностях шляхетских из прав княжества Литовского, прозываемых статутом, по которым Малая Россия управляется», с которой выступил граф К. Разумовский.

Свои проекты предложили граф Воронцов, граф Бестужев-Рюмин, Теплов. Основное содержание проектов сводилось к сохранению и увеличению привилегий дворянства, ограничению доступа в дворянское сословие представителей других сословий, расширению системы образования для дворян.

19 октября 1763 года комиссия представила доклад императрице.

Интересно одно из ее замечаний на жалобу помещиков о «нерадении» крепостных крестьян: «От вас зависит сделать им лучшую судьбу».

В целом Екатерина осталась недовольной и тоном, и содержанием доклада.

Она не желала, чтобы подданные призывали ее следовать «твердо установленным законам», в чем усматривала стремление комиссии ограничить ее власть.

Особенно это касалось тех статей «Прав дворянства российского», в которых шла речь о пересмотре Табели о рангах. Прежде всего, имелось в виду запрещение возводить разночинцев за службу в дворяне и ограничение законами права монарха вершить суд и расправу над дворянами, а также распоряжаться их движимым и недвижимым имуществом.

Кроме того, комиссия предлагала исключить из существующего законодательства все то, что могло содействовать к принуждению дворян к государственной службе.

В целом работа комиссии осталась на бумаге, хотя положения «Манифеста Петра» не были отменены.

Интересно, что на итоговом документе, представленном комиссией Екатерине, она сделала следующую запись: «Везде говорите об образовании, но нигде о нравственности». Екатерина считала, что нравственные, образованные дворяне смогут перестроить Россию.

В 1764 г. она утвердила разработанное Иваном Ивановичем Бецким «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества». Задача ставилась грандиозная: «Преодолеть суеверие веков, дать народу своему новое воспитание и, так сказать, новое порождение…

». И. И. Бецкой считал, что необходимо сначала воспитать «новую породу, или новых отцов и матерей», а дальше все пойдет по новому пути. С этой целью стали открываться специальные закрытые воспитательные училища, куда принимались дети не старше 5-6 лет и находились там до 18-20 лет. Однако жизнь показала, что в России осуществление задуманного являлось утопией.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.