Белое духовенствоНеобходимо было навести порядок и в самой церковной организации. Один из неизвестных авторов челобитной к патриарху Иосифу писал, что пастыри церкви только «именем пастыри, а делом волцы, только наречением и образом учителя, а произволением тяжцы мучители иже малаго ради своего покоя предатели суть душам человеческим». Он указывал на пьянство среди служителей церкви и нерадение к службе.

«Малого ради своего покоя» они нарушают порядок церковной службы, стараясь как можно быстрее закончить службу, и не обращают внимания на недостойное поведение верующих как в церкви, так и вне церкви. Монахи, продолжал автор челобитной, «любят сребро и злато и украшение келейное», ведут пьяную, разгульную и развратную жизнь, дают взятки церковным властям, чтобы получить место игумена или келаря.

Недостойным считал он и поведение архиереев. Следует также отметить, что отрицательным образом на положении церкви сказывались различные непорядки и нестроения, имевшиеся в обрядовой практике.

К таким относилось укоренившееся «многогласие».

При таком порядке священник, дьячок и хор читали и пели все вместе.

Поэтому в церкви поднимался такой шум, что прихожане ничего не могли разобрать и со временем стали относиться к богослужению чисто механически.

Против подобного порядка выступила часть белого духовенства — протопопы Аввакум, Неронов, Даниил, Логгин, Стефан Вонифатьев и другие.

Аввакум начал читать поучения прихожанам, что явилось новшеством в российской церковной практике XVII в. В Нижнем Новгороде популярным проповедником стал Иван Неронов, который читал проповеди не только в церкви, но и по «стогнам града и на торжище». В столице вокруг Стефана Вонифатьева образовался кружок «ревнителей истинного благочестия», члены которого выступали за преобразования в церкви.

В число «ревнителей» вошли Неронов (переведенный в Москву из Нижнего Новгорода), Логгин, Даниил, дьякон Благовещенского собора Федор Иванов и игумен Кожеозерского монастыря Никон (будущий патриарх), прославившийся ревностным исполнением монастырского устава. В кружок вошел и Аввакум.

Их поддерживал окольничий Ф. М. Ртищев. Первым шагом «ревнителей» стало введение вместо «многогласия» единогласия, то есть раздельного чтения и пения во время церковных служб.

Для установления общего принципа ведения церковных служб в Москве в 1649 г. собрался церковный собор. На соборе патриарх и епископы выступили против обязательности «единогласия».

Патриарх Иосиф указывал, что продолжительная церковная служба с единогласным, последовательным пением и чтением, необходимая для монастырей, станет обременительной для прихожан и многие предпочтут не ходить в церковь.

Но ревнители были неумолимы. По их настоянию царь в 1651 г. созывает новый церковный собор, который постановил «пети…

на Москве и по всем городам единогласно на вечернях и на повечерницах, и на заутренях, псалмы и псалтырь говорить в один голос тихо и неспешно со всяким вниманием». Это постановление, как, впрочем, и деятельность «ревнителей» вообще, теперь вызвали недовольство приходского духовенства, которое привыкло к «многогласию», не имело навыка читать проповеди.

К тому же многие священники, плохо зная грамоту, заучивали порядок церковных служб и соответствующие им тексты с голоса, а толковать и объяснять смысл богослужебных книг не умели.

В такой ситуации необходимы были более решительные действия и специальные мероприятия.

За дело взялся патриарх Никон.

Никон (в миру Никита) родился в мае 1606 г. в селе Вельманове Княгининского уезда, недалеко от Нижнего Новгорода в семье крестьянина Мины.

Никита рано лишился матери.

В детстве он выучился грамоте и пристрастился к чтению духовных книг.

В 20 лет стал священником.

Семейная жизнь Никона сложилась неудачно. Потеряв троих малолетних детей, он уговорил жену отпустить его в монастырь.

В Анзерском ските на Белом море Никита постригся в монахи, приняв имя Никона. Не ужившись здесь с монахами, Никон перешел в Кожеозерский монастырь Каргопольского уезда, где в 1643 г. был избран в игумены.

В 1648 г. его назначили архимандритом московского Новоспасского монастыря, занимавшего особое место среди других монастырей, поскольку в нем находилась родовая усыпальница Романовых.

Одновременно

Читайте так же:

Комментарии запрещены.