Богослужения в Успенском собореНикон повел решительную борьбу и со всеми отступлениями от византийской традиции иконного письма. Все иконы, написанные не в византийской традиции, собрали, и патриарх лично выколол глаза на этих образах и обязал служителей церкви ходить по городу, крича: «Кто отныне будет писать иконы по этому образцу, того постигнет примерное наказание».

В 1655 г. во время торжественного богослужения в Успенском соборе Никон отлучил от церкви как тех, которые станут писать иконы в новой манере (иконописцев), так и тех, кто будет держать у себя дома такие иконы. По распоряжению патриарха во всех церквах с западных стен сняли иконы, поставленные частными лицами, чтобы молящиеся не стояли спиною к алтарю во время службы.

Одновременно принимается решение об исправлении церковных книг. За основу новых книг брались древнерусские тексты, сверенные с греческими оригиналами.

Одновременно переписчики обязаны были приводить новые тексты в соответствие с литературными нормами русского языка XVII ст. Специально для исправления книг в Москву прибыли ученые монахи из Киева: Арсений Сатановский, Епифаний Славинецкий, Дамаскин Птицкий и др. Реформы Никона, таким образом, наводили порядок в обрядовой службе, но не затрагивали догматов православного учения.

Против реформ Никона ополчились прежде всего его собратья по кружку «ревнителей благочестия», во главе которых стоял Стефан Вонифатьев.

О Никоне заговорили как о предтече антихриста, латынянине. «Всяк, тремя персты знаменаяся, — писал по этому поводу протопоп Аввакум, — не может разумети истины, омрачает бо у таковаго дух противный, ум и сердце его». Большинство духовенства отнеслось отрицательно и к исправленным книгам.

Новые слова и обороты были для них непривычными.

К тому же среди приходского духовенства и монахов имелось много малограмотных, которым приходилось переучиваться с голоса. В 1658 г. соловецкие монахи составили соборное определение об отказе служить по новым книгам.

«А ныне и по тем служебникам мы, старые священницы, очередей своих недельных держати не сможем, а по новым служебникам для своей старости учится не сможем же да и некогда…

А которые мы священницы и диаконы маломочны и грамоте ненавычны и к учению косны, по которым служебникам старым многия лета учились… а по новым…

нам чернецам косным и непереимчивым сколько ни учится, а не навыкнуть».

Из архиерейских грамот видно, что и в 1666 г. приходское духовенство не считало нужным служить по новым книгам, хотя определенная часть ими все же пользовалась. Создалась ситуация, о которой писал в своей челобитной царю суздальский священник Никита Пустосвят: «Во многих градех, …

наипаче в селах, …не обретох дву или трех церквей, чтобы в них единолично действовали и пели, но во всех разнствие и велий раздор».

Комментарии запрещены.

Последние публикации