Просвященный монарх6 июля 1762 г. население услышало манифест о восшествии на престол. В нем Екатерина, обличая Петра III, осудила самовластие: «Самовластие, необузданное добрыми и человеколюбивыми качествами в государе, владеющем самодержавно, есть такое зло, которое многим пагубным следствием непосредственно бывает причиною». Екатерина II выдвигала новые идеи, ставила великие цели.

Она пришла к власти в сложный исторический момент. К началу 60-х годов крестьянские волнения приняли особенно бурный характер.

Нестабильной была и обстановка в столице. Свержение Петра III сопровождалось уличными волнениями, оживлением олигархических претензий в среде аристократии.

Но Екатерина знала настроение дворянства.

Поэтому императрица заявила о своем сочувствии передовым идеям, объявила себя ученицей Вольтера и завела переписку с французскими просветителями. Идея «просвещенного монарха», который один в состоянии осуществить переустройство общества на более справедливых и гуманных началах, широко использовалась Фридрихом II Прусским, Иосифом II Австрийским, Карлом III Испанским.

Екатерина, в духе «просветительской литературы», писала: «Я желаю только добра стране, куда Бог меня привел, слава страны составляет мою собственную — вот мой принцип; была бы я очень счастлива, если б мои идеи могли этому способствовать».

Основной целью Екатерины стало осуществление реформ, обусловленных зарождением и развитием в стране буржуазных отношений и обострением классовых противоречий, но при сохранении всей полноты власти в руках дворянства.

В этом случае политика «просвещенного абсолютизма» означала намерение провести некоторые минимальные мероприятия, способные, с одной стороны, предотвратить народное движение против крепостничества, а с другой — облегчить приспособление помещичьего хозяйства (и его обладателя дворянства) к новым, буржуазным отношениям, зародившимся и развивавшимся в стране. В 60-х годах Екатерина II считала, что, во-первых, определенное ограничение ее собственной власти высшим императорским советом или каким-либо другим органом «парламентского типа» освежит и укрепит самовластие; во-вторых, для нее было очевидным, что крепостной труд менее выгоден, чем вольный.

Кроме того, она понимала, что миллионы рабов очень опасны. Генерал-прокурору А. А. Вяземскому царица писала о крепостных: «Если не согласимся на уменьшение жестокостей и умерение человеческому роду нестерпимого положения, то и против нашей воли сами оную возьмут рано или поздно».

Заботу о дворянстве, о самодержавной власти Екатерина выдавала за стремление «все устраивать ко благу для всех вообще и всякого особо».

Для этого она умело использовала концепции Руссо, Вольтера, Дидро для утверждения того, что самодержавие — лучшая и единственно возможная форма политического строя России, что «всякое другое правление не только было бы в России вредно, но и в конец разорительно».

Она уверяла, что одна из главных целей самодержавия — это внедрение в подданных «разума вольности», достижение всеобщего блага и благосостояния подданных всех сословий. Но достижение этого блага видела в усилении власти дворян.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.