Ливонская война«Избранная рада» распалась. Духовник царя, автор «Домостроя», священник Сильвестр ушел в монастырь.

Алексей Адашев, глава Челобитного приказа, был отправлен на театр военных действий и вскоре умер в одном из ливонских городов. Сторонники Сильвестра и Адашева были частью сосланы, частью разъехались по различным воеводствам и городам.

Ливонская война (война за выход к Балтийскому морю 1558-1583 гг.) внесла изменения во внутреннюю политику Ивана IV. Войну начал русский царь.

Его целью был разгром Ливонского ордена и выход к Балтийскому морю, налаживание культурных связей с развитыми европейскими странами.

Государство остро нуждалось в квалифицированных специалистах — врачах, «злату и серебру искателях», инженерах, зодчих и других мастерах. Война началась серией успехов русских войск — были взяты Нарва и Дерпт, русские полки наступали на Ревель и Ригу, дошли до границ Восточной Пруссии и Литвы.

Успехи русских войск в Ливонии вызвали недовольство в ряде стран Европы. Польша поспешила взять под свой «протекторат» Ливонию.

Островом Эзель завладела Дания, а Северная Эстония и Ревель вскоре оказались под властью Швеции. Россия оказалась в состоянии войны с сильными государствами: Польско-Литовским, Данией и Швецией.

Первоначально и в новой ситуации успех сопутствовал русскому оружию: в 1563 г. войска взяли Полоцк.

Но дальше дела пошли хуже. В 1564 г. русские войска потерпели поражение под Полоцком и Оршей.

В Великое княжество Литовское бежал князь Андрей Михайлович Курбский, возглавлявший русские войска в Ливонии.

Победы сменяются поражениями.

Царь Иван сразу нашел «виновников».

Двоих «изменников»-бояр убили без суда и следствия, многие оказались в опале. В государстве нарастали внутренние конфликты, что ослабляло армию, приводило к новым неудачам в Ливонской войне.

Ухудшали обстановку и возобновившиеся систематические набеги крымских ратей на русское порубежье. Иван IV в неудачах обвинил бояр.

Начались новые расправы.

Мать старицкого князя Владимира Андреевича Ефросинью постригли в монахини и отправили в монастырь.

У самого князя отобрали бояр и служилых людей, а двор его наполнили царскими смотрителями.

Из столицы были высланы знаменитый воевода князь М. И. Воротынский, князья И. В. Шереметев-Большой, Д. И. Курлятев с сыном. Иван от мирных методов борьбы с «противниками» переходит к репрессиям: начинаются серийные казни.

Казнили Адашевых и их родственников, князей М. П. Репнина и Ю. И. Кашина, задушили Д. Ф. Овчину-Оболенского.

В декабре 1564 г. царь с семьей, всем имуществом, казной и всей святостью московских церквей выехал из столицы.

Его сопровождали несколько сотен дворян с семьями. Выезд был необычный и вызвал всеобщее недоумение.

К концу месяца царь обосновался в дальней подмосковной резиденции, в Александровской слободе (ныне г. Александров Владимирской области). Иван весьма откровенно объяснял причины своего отъезда из Москвы: «А что по множеству беззаконий моих Божий гнев на меня распростерся, изгнан есмь от бояр, самовольства их ради».

Оттуда в Москву было отправлено два послания.

Иерархам, боярам, дворянам, приказным царь объяснял отъезд их «великими изменами», а горожан царь уверял в полном отсутствии гнева на них. После переговоров с делегацией из Москвы Грозный смилостивился, но потребовал исполнения его трех условий: казни бояр-изменников; введения опричнины и выплаты 100 тыс. рублей на обустройство своего двора. (Опричнина происходит от слова «опричь» — кроме.

) Бояре согласились.

Здесь Иван создал своего рода полумонашеский, полурыцарский орден, в котором сам исполнял роль игумена, а его ближайший сподвижник по опричнине Малюта Скуратов — пономаря. Опричники клялись, вступая в службу, отречься даже от родителей и подчиняться только воле царя и поставленных им начальников.

Опричники готовы были убивать, грабить, разорять любого, кто будет им указан.

Опричник, во всем зависевший от царской власти, мог сказать царю: «Ты государь, аки Бог, и мала и велика чинишь».

Возможность безнаказанного и легкого обогащения привлекала в опричнину немало свободных людей и иностранцев. Опричное руководство по своему социальному составу почти не отличалось от старого Государева двора.

В опричнине нашли свое место князья Шуйские, Пронские, Трубецкие и другие, которые даже продолжали между собой местничать.

Ближайшие к царю опричники состояли из родовитых людей. К ним относились князь Афанасий Вяземский, происходивший из рода Рюриковичей, Алексей Басманов и его сын Федор — из старого московского боярства, Малюта Скуратов и другие.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.