Собственные проектыПетр I, решая внешнеполитические задачи, выдал 17-летнюю Анну замуж за герцога Курляндского. Но замужество оказалось неудачным.

Сразу после свадьбы муж умер. Анна 19 лет почти безвыездно прожила, довольствуясь малым, в Курляндии.

Материально герцогиня зависела от русского двора, о чем свидетельствуют письма Анны к Екатерине I. Сама же Курляндия служила постоянным объектом борьбы между Россией, Швецией, Польшей и Пруссией.

Д. И. Голицын, предлагая кандидатуру Анны, преследовал определенную цель — восстановить роль и значение аристократии во власти. Заканчивая свою речь перед членами Верховного тайного совета, Д. И. Голицын сказал: «Воля ваша, кого изволите, только надобно нам себе полегчить».

А затем добавил: «Так полегчать, чтоб воли себе прибавить». После недолгих споров члены Тайного совета приступили к составлению так называемых кондиций, или «пунктов», ограничивающих власть новой государыни.

Анна должна была дать обещание сохранить в прежнем Верховный тайный совет и без его согласия не предпринимать серьезных действий: войны не начинать и мира не заключать; в знатные чины, выше полковничьих, никого не жаловать; вотчины, деревни не дарить и без суда не забирать; новые налоги не вводить, государственные доходы бесконтрольно не расходовать.

Заканчивались кондиции словами: «А буде чего по сему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны росийской. АННА».

Анна без колебаний подписала этот документ и поменяла небольшое герцогство на огромную Россию. Члены Верховного тайного совета могли быть довольными.

Но их радость была преждевременной. Против затеи членов Верховного тайного совета выступили дворяне, которых в Москву на коронацию съехалось несколько тысяч.

Их поддерживали и соратники Петра I Феофан Прокопович, Антиох Кантемир, князь А. М. Черкасский и В. Н. Татищев. Дворяне принялись составлять собственные проекты.

(Известно до 13 записок-проектов, поданных или приготовленных к подаче в Верховный тайный совет от разных дворянских кружков; под ними — более 1000 подписей.

) Авторы дворянских проектов требовали сокращения срока обязательной службы; отмены ограничений в наследовании недвижимого имущества; облегчения условий службы в армии и на флоте; организации специальных учебных заведений для подготовки офицеров; более широкого привлечения дворян к управлению государством; замены Верховного тайного совета правительством с более широким — представительством.

Споры сторон, проходившие в присутствии Анны, закончились ее удивленным обращением к Долгорукому: «Так, значит, ты меня, князь Василий Лукич, обманул?

» Кондиции были публично порваны. Так закончилась первая попытка ограничения самодержавной власти в России.

Особое место при дворе Анны Иоанновны занимал Эрнест Иоганн Бирон, выходец из мелкопоместной курляндской шляхты.

Бирон имел огромное влияние на Анну и пользовался этим для своих далеко не благородных целей.

Он стал обер-камергером императорского двора, графом, кавалером главнейших российских орденов, а в 1737 г. — курляндским герцогом, чего не смог добиться даже А. Д. Меншиков.

Не занимая официальных государственных постов, Бирон фактически направлял всю внутреннюю и внешнюю политику России.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.