Страна после боярских смутСтрана после боярских смут приходила в себя. Восстанавливалось сельскохозяйственное и ремесленное производство. По далеко не полным данным, число ремесленных специальностей в русских городах достигло 210. Во второй половине столетия ремесленники в среднем составляли около 25% всего населения городов.

Мелкое ремесленное производство активнее стало работать на рынок. Торговля сближала город с селом и отдельные территории друг с другом.

Один иностранец рассказывает, что по утрам на дорогах в Москву можно было встретить огромные обозы в 700- 800 саней. Продукты перевозились, по его словам, на расстояние по крайней мере в 1000 миль (свыше 1000 км). С конца 40-х годов началось наступление российских войск на Казанское ханство.

Казанские князья, мурзы, уланы продолжали совершать грабительские набеги на русские земли. По некоторым данным, к началу 1551 г. в Казани, например, находилось до 100 тысяч русских рабов.

Походы 40-х годов оказались неудачными.

К 1552 г. в 30 км на запад от Казани, при впадении в Волгу реки Свияги, русские мастера под руководством талантливого фортификатора дьяка Ивана Григорьевича Выродкова «свершили город в четыре недели».

На высоком берегу выросла деревянная крепость Свияжск. Вся правобережная часть ханства оказалась теперь под контролем Москвы.

Крепость стала базой и плацдармом для наступления на Казань.

Летом 1552 г. началось решительное наступление.

Царь сам возглавил 150-тысячное русское войско. Накануне штурма Казани Иван IV обратился к воинам со словами: «Я с вами сам пришел.

Лучше мне здесь умереть, нежели жить и видеть за свои грехи Христа хулимого и поруганных мне от Бога христиан, мучимых от безбожных казанцев».

После длительного штурма Казань была взята 2 октября 1552 г. Иван жестоко обошелся с жителями Казани.

Он приказал убивать всех вооруженных мужчин, а в плен брать только женщин и детей. Последний казанский хан Ядигар-Магмет попал в плен, вскоре крестился и как «царь Симеон Касаевич» стал владетелем Звенигорода и активным участником войн России на Западе.

Около 100 тысяч русских пленников, томившихся в тяжелом рабстве, получили свободу.

Весть о победе над Казанским ханством, означавшей прекращение кровавых набегов, быстро разнеслась по всей стране и вызвала всенародную радость.

Вскоре Москва встречала победителей. Иван IV в честь этой победы приказал возвести храм.

Строили собор (1555-1561) русские мастера Барма и Постник. Этот храм — прекрасное произведение русского зодчества — Покровский собор «на рву», или храм Василия Блаженного в Москве.

«…Позвонеся великий град Москва, — сообщает об этом современник, — и изыдоша на посад…

все множество бесчисленное народа московского, послы же и купцы такоже дивяхуся глаголюще, яко несть мы видели ни в коих же царствах, ни в своих ни в чюжих… таковыя красоты и силы и славы великия».

Затем последовало присоединение Башкирии, а в 1556 г. — Астрахани.

В скором времени вассальную зависимость от Москвы признала и орда Больших Ногаев.

В состав России вошли татары, мари, чуваши, башкиры, удмурты и другие народы. Россия стала господствовать на всем протяжении Волги.

Земледельцы получили возможность осваивать поволжские земли, продвигаться далее за Урал. Старинный волжский торговый путь позволял развивать торговые связи со странами Востока.

К концу XVI ст. сохранялись серьезные противоречия с Крымским ханом. Однако разрешению крымской проблемы помешали вспыхнувшие противоречия внутри господствующего сословия Российского государства.

Весной 1553 г. царь опасно заболел. По старому русскому обычаю тяжелобольному царю прямо сказали, что он «труден», и государев дьяк Иван Михайлов «вспомянул государю о духовной».

У царя к этому времени родился сын Дмитрий. Кроме него в царской семье было два князя: родной брат царя Юрий Васильевич, который «умом не вышел», и двоюродный брат царя Владимир Андреевич, сын удельного старицкого князя.

По духовному завещанию государь передавал государство грудному младенцу, сыну Дмитрию.

Бояре «ближней думы» присягнули царевичу.

На следующий день царевичу должны были присягать и остальные бояре.

Но среди них разгорелась «брань велия и крик и шум велик».

Многие из них боялись возвращения к временам 40-х годов, когда Иван был малолетним. Князь С. Ростовский, сторонник двоюродного брата Ивана IV Владимира Старицкого, на тайной встрече с литовским послом, которая состоялась во время болезни царя, говорил: «Что их всех государь не жалует, великих родов бесчестит, а приближает к себе молодых людей, а нас (бояр) ими теснит, да и тем нас истеснил, что женился у боярина у своего (Захарьина) дочер взял, понял рабу свою и нам как служити своей сестре?

» Знать, пережившая правление Елены Глинской, недвусмысленно заявляла, что не допустит к власти царицу Анастасию и ее родню.

Дело клонилось к заговору против наследника и регентов. Но царь выздоровел (а наследник в скором времени утонул) и вопрос о престолонаследии утратил остроту.

Однако Иван не забыл того, что произошло во время его болезни.

В конце 1554 — начале 1555 г. от активного участия в управлении страной он отстранил Романовых, Юрьевых.

Некоторые близкие к ним лица попали в опалу. Охладел Иван и к своим друзьям по «Избранной раде».

В конце 50-х годов

Читайте так же:

Комментарии запрещены.