Выставка «Ослиный хвост»Выставка «Ослиный хвост» многим казалась вызовом не только консервативно настроенной публике, но и объединению «Бубновый валет». По мнению Ларионова, члены «Бубнового валета» относились к западному искусству с преувеличенным вниманием и недооценивали русские художественные традиции. Художники, участвовавшие в выставке «Ослиный хвост», напротив, стремились соединить живописные приемы европейской школы с достижениями русской вышивки, лубка, иконописи.

Скрытый протест против западного влияния содержался и в самом названии объединения. Это был намек на скандальную ситуацию, возникшую в парижском «Салоне независимых» 1910 года.

(Противники новых форм в живописи попытались выдать за шедевр авангардного искусства холст, намалеванный хвостом осла.) Участникам выставок «Ослиный хвост» и «Мишень» не удалось создать цельного направления, и каждый пошел своим путем, но для большинства исследователей название «Ослиный хвост» прочно связано с понятием «примитивизм».

Наряду с экспериментаторами в области абстрактных форм в русском искусстве этого времени существовала и мощная струя неоклассического течения, примером которого может служить творчество 3. Е. Серебряковой. В своих поэтических жанровых полотнах с их лаконичным рисунком, осязаемо-чувственной пластической лепкой, уравновешенностью композиции Серебрякова исходит из высоких национальных традиций русского искусства, прежде всего Венецианова.

Революция 1917 года на время объединила художников самых разных направлений в их желании создать «новую культуру». Свой вклад в эту «новую культуру» внесли и «русские импрессионисты» А. А. Рылов, К. Ф. Юон, «голуборозовцы» П. В. Кузнецов и М. С. Сарьян, представители «Бубнового валета» П. П. Кончаловский и И. И. Машков.

В 1920-е годы П. Н. Филонов создает свои «формулы» — символические образы, воплощающие идеал вечного и постоянного, К. С. Малевич продолжает свой путь в беспредметничестве, в поисках выражения форм конструктивизма работает В. Е. Татлин. Наблюдалась и некоторая преемственность с предыдущей эпохой.

Так, традиции «Мира искусства» продолжали художники общества «Жар-цвет» М. В. Добужинский, А. П. Остроумова-Лебедева, К. Ф. Богаевский, М. А. Волошин.

Традиции «Бубнового валета» — художники объединений «Бытие» и «НОЖ» (Новое общество живописцев).

Они также использовали приемы примитивизма, традиции лубка и направляли свои искания преимущественно на жанр пейзажа и натюрморта. Традиции «Мира искусства» и «Голубой розы» повлияли на программу общества «Четыре искусства», которое решительно выступало против авангардизма.

А от имени русского авангарда выступали «Утвердители нового искусства» — Малевич, Шагал, Лисицкий и другие.

Малевич и Шагал были первыми комиссарами отделов Изо Наркомпроса.

Реализм в первые революционные годы имел символическую окраску у Кустодиева, Юона, Коненкова, агитационную — у Маяковского, романтическую — у Рылова.

Комментарии запрещены.

Последние публикации