Тяжесть налогаВенцом народных выступлений второй половины XVII ст. стала вторая гражданская война, которую возглавил Степан Тимофеевич Разин. Степан родился в Зимовейской станице в семье «домовитого« казака около 1630 г. Его крестным отцом стал сам атаман войска Донского.

Степан от природы имел недюжинные способности.

Знал калмыцкий, татарский и польский языки, понимал персидский.

Его отличали смелость и сноровка, исключительная отвага.

Разин слыл искусным дипломатом, и умело руководил людьми во время сражений.

В 1663 г. он возглавлял отряд донцов, который ходил под Перекоп против крымских татар, и одержал победу.

Ему были присущи черты, столь характерные для вольного сына Тихого Дона, — удальство, «молодечество», расточительство, любовь к пирам и «забавам».

В молодости Разин прошел Русь от Азовского до Белого моря, посетил Соловецкий монастырь.

В составе казацких станиц (посольств) трижды побывал в Москве.

Во время своих путешествий насмотрелся на народные страдания, наслушался стонов, жалоб и обид запоротых до полусмерти, иссеченных до костей, обманутых и ограбленных воеводами и приказчиками простых людей. Жестокость властей, московских бояр испытала и семья Степана: в 1665 г. казнили его старшего брата.

В походах закалился характер Разина, развился его талант командира.

Гражданская война 1667-1671 гг. охватила обширные районы Дона, Поволжья, Приуралья, нашла отклик в Украине.

Изнемогая под тяжестью налогов, крестьяне и холопы, городская беднота — в одиночку, семьями и даже целыми селениями — бежали на окраины Российского государства.

Туда, где еще не было помещиков и их приказчиков.

Значительная масса населения устремлялась на Дон, где существовало негласное, но фактически узаконенное правило: «С Дона выдачи нет», то есть те, кто достиг Дона, возврату феодалу не подлежали. На Дону действительно не было ни феодалов, ни воевод.

Всеми делами вершили общие сходки — круги.

Однако лучшие земли, выборные должности, власть и богатство находились в руках богатых «домовитых», «из дедов казаков», чьи городки тянулись в низовьях Дона. У них были стада скота, рыбные ловли, они вели торговлю.

«Новопришлые» казаки селились главным образом в верховьях Дона и его притоках. Они приходили на Дон, как правило, с пустыми руками и попадали в зависимость от «домовитых».

Пасли табуны «домовитых», приглядывали за их пчельниками и мельницами.

Жалованья, хлеба, денег, сукна, оружия, различных припасов, которые получали из Москвы, не хватало. Чтобы прожить, казаки устраивали походы «за зипунами» — за добычей — на Волгу или «за море».

«Кормит нас, молодцев, — не без горечи говаривали казаки, — небесный царь в степи своею милостью, зверем диким да морскою рыбою. Питаемся словно птицы небесные: не сеем, не пашем, не сбираем в житницы.

Так питаемся подле моря Синего».

Жить на Дону — значило нести трудную и опасную службу, участвовать в долгих военных походах, жестоких пограничных стычках с врагами русской земли.

К середине 60-х годов положение на Дону ухудшилось до крайности.

Здесь скопилось большое количество беглых.

Весной 1666 г. начался голод.

Это вызвало волнения «голытьбы», т. е. простых казаков и пришлых крестьян. 700 казаков во главе с Василием Родионовичем Усом летом 1666 г. вышло к Москве.

Однако правительство приказало им возвратиться на Дон.

Комментарии запрещены.

Последние публикации