Самостоятельные государстваПосле распада страны и образования на ее территории самостоятельных государств в России осталось около 70% научных учреждений и научных кадров, что сделало ее самой сильной в научном отношении страной на территории СНГ. Но на территории других государств остались научные подразделения — обсерватории, опытные станции, уникальные лаборатории, полигоны (в том числе космодром Байконур), которые входили в единый научный комплекс. Разрыв сложившихся научных связей негативно сказался на научной жизни. С одной стороны снятие информационных запретов и другие демократические преобразования открывали перед учеными новые возможности, но сокращение бюджетного финансирования науки, при отсутствии иных источников дохода, поставило ее в весьма трудное положение.

Началась «утечка умов» за рубеж. За девяностые годы численность российских научных кадров сократилась вдвое.

Падение престижа и низкая оплата труда ученого уменьшили приток молодежи в науку.

Возникла серьезная опасность нарушения научной преемственности и исчезновения целых научных направлений.

Научные учреждения стали искать источники дохода помимо государственных.

Государство, не имея возможности в достаточной степени финансировать всю науку, стало на путь выделения приоритетных направлений для их первоочередного финансового обеспечения. Для этого были разработаны специальные государственные программы.

Несколько десятков элитных институтов получили статус государственных научных центров. Были установлены стипендии для научных работников, созданы государственные научные фонды для распределения на конкурсной основе небольших бюджетных средств, направляемых на поддержку научных исследований.

Доля ассигнований на гражданскую науку составила в 1998 году лишь 0,5%, что соответствовало уровню слаборазвитых стран. И все же, несмотря на трудности, российская наука не сдает своих передовых позиций.

Подтверждением тому стали две Нобелевские премии, полученные русскими учеными в новом тысячелетии.

В 2000 году лауреатом Нобелевской премии в области физики стал Ж. И. Алферов (совместно с Г. Кремером и Дж. Килби). Он получил ее за фундаментальные исследования в сфере информационных и коммуникационных технологий и разработки полупроводниковых элементов, используемых в сверхбыстрых компьютерах и оптоволоконной связи.

А через три года Нобелевский комитет назвал другого российского ученого — А. А. Абрикосова — в числе лауреатов премии по физике (совместно с В. И. Гинзбургом и Э. Леггетом) — за исследования сверхпроводимости и сверхтекучести.

Изучение явления сверхпроводимости позволило создать сверхпроводящие магниты, используемые в магнитно-резонансных томографах.

А в будущем сверхпроводники предполагается применять в термоядерных установках.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.